галерея art.strog.ru

сайт «СТРОГАНОВ и ТОВАРИЩИ» находится в разработке

Юрий ПАВЛОВ-РУСЯЕВ


Pavlov-Rusyaev

…В какой-то момент я отчетливо понял, что пытаюсь увидеть в натуре то, чего в ней нет,
что-то существующее внутри меня и находящееся в мучительном противеречии со все более и более меняющейся действительностью.

Именно тогда все и началось.

Я впервые испытал настоящее одиночество.
Я увидел этот мир безразличным и отстраненным, все отчетливее ощущая пульсацию внутри себя.
Что-то пока неясное, неопределенное стремилось вырваться наружу.
Шли годы серьезной работы, поисков удач и заблуждений, годы, когда возникла дружба с Виолеттлй Давидовной Штеренберг и Валерием Сергеевичем Алфеевским.
В доме этих интереснейших людей и художников царила удивительная атмосфера, пронизанная духом истинного искусства и обладающая колоссальной притягательной силой для всей художественной Москвы.
Эта дружба и этот дом во многом определили пути моего становления и входа в мир искусства.

Я пытался очертить для себя круг эстетических и исторических ценностей, отбросить все лишнее, искал емкую форму, способную не только вместить мой внутренний мир, но и создать некую среду для его существования.
На стыке 80 – 90-х годов я с головой окунулся в бурную художественную жизнь молодежных творческих групп, став стипендиатом Союза художников СССР.
Нужно было не только не потеряться, найти себя, свой собственный путь.
В конце 80-х меня впервые серьезно привлекает классическое искусство.

Для себя я вижу колоссальное преимущество классической живописной формы.

Я в очередной раз в Эрмитаже.
Весь день простоял у Рембранта и Сурбарана.
Что-то изменилось во мне.
Восхищаюсь совершенной формой и, быть может, впервые чувствую тонкую грань органичного соответствия формы и содержания, содержания философского, находящегося над врнмннем, над эпохой, содержания вечного.
Начинают занимать археология и история, но скорее, не как науки, а как ощущение. Читаю, но знания не складываются в стройные исторические ряды, а существуют во мне в разрозненно-эклектичных формах на уровне чувств, боли и нервов.
В 1989 году это выплескивается в спонтанные архитектурные формы, с помощью которых выстраивается пространство холста.
Классические элементы архитектуры требуют благородства живописной ткани.
И вот решение почти найдено! Еще один шаг и… Появляется четкий содержательный стержень, обьединяющий все мои творческие устремления.
Я строю свое пространство, свой мир, в нем я, наконец, свободен.
Но неожиданно для меня мир этот странен и пустынен, он руинен по соей сути, как, наверное, руинно наше сознание, сознание людей конца ХХ века.

1 высказался

  1. Вероятно, мир нашего времени нуждается в бОльшей любви. Возможно, художнику нужно больше любви сообщать своим работам.


You must be logged in to post a comment.


Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru